Деньги на карту

Экологическая повестка в последние годы приобретает всё большее значение, и конечно, многие страны пользуются этой темой как ещё одним инструментов для давления на России — когда какие-либо нарушения намеренно выпячиваются, а вот те катастрофы, что случаются в других странах — замалчиваются.

К примеру, осенью в Японии в районе острова Хоккайдо погибли более 2,3 тысячи тонн морских ежей и порядка 21 тысячи особой лосося. Широкой огласки это событие не получило. А вот похожий инцидент у берегов Камчатки, имевший место в 2020 году, был растиражирован экологическими организациями. Почему так произошло? Ответить на этот вопрос решили в редакции SM-NEWS, раскрывшие подноготную экологической организации «Гринпис».

Причиной экологической катастрофы в Японии стал так называемый красный прилив на Хоккайдо — это цветение опасных живых существ водоросли рода Karenia Selliformis. Да и то, о случившемся японский «Гринпис» молчал несколько дней.

Когда буквально волны из мертвой рыбы обрушивались в июле 2021 года на побережье Флориды, то международные экологические НКО также не усомнились в том, что виновником послужило цветение ядовитых водорослей. Совсем по-другому сценарию развивалась ситуация в прошлом году на Камчатке, когда у берегов полуострова расцвела, предположительно, та же, что и у берегов Хоккайдо, коварная водоросль Karenia Selliformis. «Гринпис» снарядил на полуостров экспедицию, а представители организации стали моментально представлять как небывалый вред природе. Много говорили об антропогенных версиях гибели обитателей прибрежных вод. Несколько сдержаннее в оценках были сотрудники WWF.

И, конечно, в отличие от японского случая, на Курилах никто не верил в водоросли, которые могли убить и морских ежей. «Непонятно, почему погибли ежи — при невысоких температурах и полном отсутствии кислорода ежи в состоянии прожить около семи дней», — писали авторы аккаунта «Гринпис» в Instagram. От разного рода экоактивистов и блогеров делались тонкие намёки на то, что обитателей морских вод отравили ядохимикатами с Козельского полигона, расположенного, при этом, в 30 километрах от Авачинского залива. Многочисленные пробы воды и грунта, в том числе взятые экоактивистами, эту версию не подтвердили. Профессор МГУ Калмыков, комментировавший ситуацию для BBC, подчеркнул: «Следы пестицидов найдены только на полигоне и больше ни в одной пробе ни на берегу, ни в воде. И то, что было найдено — ниже ПДК».

Российская наука пришла выводу, что причиной экологического происшествия на Камчатке стало цветение водорослей Karenia Selliformis. Это же подтвердили специалисты российского Всемирного фонда дикой природы (WWF). Но вот их коллеги из «Гринпис» так и не могут определиться с версией произошедшего. Даже в октябре организация подозревала Козельский полигон как «один из наиболее вероятных источников загрязнения океана на Камчатке».

Правительство региона отметило, что намерены в ближайшее время рекультивировать полигон. Но и это не устроило гринписовцев — они остались недовольны оценкой воздействия на окружающую среду по итогам ликвидации и рекультивации полигона.

Журналисты SM-NEWS решили разобраться, а что же такое российский «Гринпис» на самом деле. Сами себя экологи презентуют как российское отделение международной организации Greenpeace — национальная некоммерческая организация, действующая на территории России и в интересах российских граждан. Но тут возникает ощущение некоего оксюморона: как отделение международной организации может быть одновременно национальной организацией? А если обратить внимание на высший руководящий орган, то получается, что из 15 человек трое — иностранцы. Кроме европейцев в общее собрание «Гринпис» входят представители организаций — иностранных агентов. По российскому законодательству таковыми признаются структуры, ведущие политическую деятельность и получающие финансирование из-за рубежа.

Куда интереснее с источниками финансирования «Гринписа»: помимо добровольных пожертвований граждан бюджет организации формируется и за счёт пожертвований международного фонда Greenpeace International, который складывается из взносов сторонников Greenpeace в других странах. И на иностранцев в 2020 году пришлось почти 60% всего бюджета российского отделения.

В любом случае, остаются вопросы к позиции экологической организации относительно принципиально схожих инцидентов — в Японии и на Курилах. Где в одном случае делается вывод о сугубо природном характере, приведшем к гибели морских ежей и лосося, а вот в России всё превратилось в некую техногенную катастрофу, которую вызвали не цветение водорослей, а полигон, находящийся в десятках километров от побережья. Или может быть все «красные приливы» равны, но некоторые «красные приливы» более равнее других?

Tetrika-school
Предыдущая статьяАлиханов: «История с QR-кодами утомляет и меня. Коды на транспорте вводить не будем»
Следующая статьяАлиханов: «У меня совершенно ужасные впечатления от черняховской инфекционной больницы»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь