Дело экс-министра здравоохранения Омской области Ирины Солдатовой оказалось настолько скандальным, что её защитники требуют его немедленно прекратить ввиду отсутствия состава преступления. Начальницу регионального Минздрава обвиняют в превышении полномочий при закупках медоборудования – мол, покупалось всё по завышенной стоимости.

Только вот управление федерального казначейства, делавшее проверку, итоги которой и легли в основу уголовного дела, содержат совершенно некорректные примеры сравнения оборудования, а также не учитывают скачок цен, произошедший ввиду пандемии и невиданного спроса медучреждений со всей страны к тому или иному оборудованию. Да и расчёт ущерба был поручен эксперту, у которого не имелось необходимой квалификации. Несмотря на это следствие охотно взялось за дело, пытаясь изобразить из себя рыцаря не белом коне, стоящем на страже народных денег.

Но быть и казаться – две большие разницы. Раз, всё так хорошо складывается, и Солдатова действительно всё разграбила, как представляет следствие, то зачем в очередной раз продлять сроки расследования дела? А это было сделано: в последний день июня принято решение о продлении срока расследования до 30 августа. Защитники Солдатовой намерены добиваться прекращения уголовного дела, возбужденного 30 ноября 2020 года. Об этой истории подробно рассказывает издание «Московский Монитор».

Ирина Солдатова заняла пост министра здравоохранения Омской области 2 апреля 2020 года, а 6 ноября была уволена из-за той самой проверки управления казначейства. Следствие полагает, что за эти несколько месяцев Солдатова вместе с неустановленными лицами из министерства заключила контракты с пятью юрлицами – ООО «Инфомед», ООО «Линкос МК», ООО «УникХелс», ООО «НьюМедТех», ООО «НикМед» – на поставку различного медоборудования для больниц, которые в те месяцы, самое начало пандемии коронавируса, переоборудовались для лечения больных от неведомой и смертельно опасной заразы. Закупались в том числе аппараты искусственной вентиляции лёгких.

Следствие уверено, что стоимость закупленного товара оказалась на 105 миллионов рублей выше реальной. Большая сумма, скажет читатель. И будет прав. Такую сумму насчитали в управлении федерального казначейства, но, уверены адвокаты экс-министра, при расчёте использовалась неверная методика определения цен: ведомство при расчёте начальной максимальной цены контракта сравнивало несравнимое оборудование, отличающееся по техническим характеристикам, которые напрямую влияют на цену. Брались контракты, которые были заключены либо сильно ранее, либо значительно позже, исследуемого периода.

Следствие, как и казначейство, не стало принимать во внимание совместное письмо-позицию Минфина, МЧС и ФАС РФ, в котором фактически отменялись конкурсные процедуры в госзакупках, разрешающие региональным Минздравам и больницам покупать товары и услуги у единственных поставщиков. А то, что обеспечить больницы большим количеством сложного и дорогого оборудования могли далеко не все компании, даже если бы хотели, никого из следователей не волновало. Для госзакупок коронавирус был признан «обстоятельством непреодолимой силы» и «чрезвычайной ситуацией» на 2020 год с возможностью продления, пока будет сохраняться режим повышенной готовности.

Омский Минздрав при Солдатовой делал то, что нужно было делать в сложный период – опрашивал поставщиков на предмет наличия того или иного оборудования и сроков поставки. Но, главное, само оборудование покупалось по сложившимся средним ценам во время пандемии. А как вы хотели? Чтобы ушлые коммерсанты упустили бы такой шанс наварить «лишних» десятки миллионов рублей? Едва ли. Спустя несколько самых острых месяцев ситуация на рынке нормализовалась и цены снизились. И казначейство сделало расчёты по этим снизившимся ценам. Получив результаты проверки 25 ноября 2020 года, Омское управление СКР уже через пять дней возбудило уголовное дело. Следствие не стало проводить ни свою полноценную проверку, ни экспертизу.

В уголовном деле пока два фигуранта: Ирина Солдатова имеет процессуальный статус обвиняемой, а Виктор Бабиков – подозреваемым. Никаких больше «неустановленных» лиц в деле нет. А раз нет, то, как следствие может квалифицировать дело так, как это делает сейчас? Нестыковка! Ну и кроме того, защитники экс-министра указывают на множество других процессуальных нарушений, которые в конечном итоге лишают Ирину Солдатову возможности полноценно защищать себя.

В январе этого суд санкционировал заочный арест Ирины Солдатовой, что фактически закрыло ей дорогу в страну – едва ли кто захочет сидеть в разгар эпидемии в СИЗО по сфабрикованному делу. Тем не менее, она полностью и в полной мере отвечает на все запросы следствия. Конечно, лучше бы не отвечала – так бы следователям было бы проще. Но к материалам уголовного дела всё же пришлось приобщить адвокатский опрос, в котором Солдатова подробно ответила все пункты обвинения, что вызвало большое неудовольствие следствия.

Важно отметить, что до настоящего момента управлением СКР по Омской области не представлено ни одного документа, доказывающего наличие и величину ущерба. Но суду хватило малого – простого ходатайства следствия.

Любопытный читатель скажет, что Солдатова могла бы и не уезжать из страны. Но так уж сложились события, что Россию экс-министр покинула ещё до всяких обвинений и возбуждения уголовного дела. Важно другое – на чём основываются обвинения. А основываются они, к примеру, на мнении специалиста по определению стоимости автомобилей и недвижимости, которому доверили провести оценку дела из совершенно незнакомой области. Неужели не нашлось специалиста с нужной квалификацией? Конечно, нашёлся бы. Если бы следствие действительно хотело бы разобраться в деле. Но, видимо, задача стояла другая…

Вот и не удивительно, что выводы и оценки эксперта были полностью опровергнуты как не отражающие реальную рыночную стоимость оборудования на момент закупки – сделали это в независимом крупном экспертном центре, куда обратилась сторона защиты Солдатовой для проведения независимой оценки. Оказалось, что экспертом допущены грубые ошибки в методологии вкупе с умышленным искажение первоисточника, на который делает ссылку эксперт.

Новая экспертиза показала, что 93% всех закупок, сделанных Минздравом Омской области в те месяцы, соответствовали сложившимся среднерыночным ценам. А в 85% случаев были даже немного ниже этой величины. Заключение независимого эксперта, а также рецензии на заключение эксперта уже приобщены к материалам уголовного дела.

В Арбитражном суде Омской области продолжается рассмотрение дела по иску ООО «НикМед» к Минздраву Омской области о взыскании 396 млн рублей в счет поставленного оборудования по контракту № 205007, на судебном заседании состоявшимся 30 июня 2021, суд по ходатайству представителя Солдатовой привлек её в качестве третьего лица, в указанный спор.

Минздрав области осуществил предоплату в 172 миллиона рублей – 30% от стоимости контракта, — и успел получить всё заказанное оборудование. Но после возбуждения уголовного дела новый глава ведомства оплачивать оставшиеся 396 миллионов рублей отказался, мотивируя это как раз тем, что контракт был заключен якобы по завышенной цене. При этом сумма, которую вменяют Ирине Солдатовой ещё не оплачена Минздравом поставщику. То есть фактического ущерба нанесено не было.

Интерес к громкому делу проявила зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, указавшая, что «внимательно следит за развитием событий»: «У каждого гражданина есть право на защиту. Я верю в законность и беспристрастность суда и следствия в нашей стране, и Омский регион не должен быть исключением в этом», — сказала она.

Tetrika-school
Предыдущая статьяВ Калининградской области к новому году отцифруют 95% массовых социально значимых гос. и муниципальных услуг
Следующая статьяМеждународный Фонд Шодиева выступил спонсором двух ярких фотовыставок в Японии и России

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь